Российское информационное агентство
поиск по статьям и новостям

О прерванном полете, о дружбе и проблемах малой авиации

01.11.2017, 14:08      Новости Воркуты

Частный пилот Виктор Михайлов со своим сверхлегким самолетом «Северком» вновь гостят в Воркуте. Вернее, после происшествия во время очередного полета и экстремальной посадки в тундре самолет был доставлен на базу воркутинских дельтапланеристов на улице Заречной. Сегодня самолет уже собран и облетан.

- Я летел из Воркуты на Амдерму, - рассказывает Виктор. - Всегда стараюсь при случае что-то перебросить друзьям, детям в школу и в детсад, какие-то товары в магазинчик, поэтому загрузка была полной. В целях безопасности летел вдоль вездеходной дороги, хоть этот маршрут и длиннее на 50 километров. Это меня потом и выручило. В полете по техническим причинам у самолета исчезла тяга винта, лететь дальше было невозможно, пришлось садиться на окраине торфяного болота. Получилось, что боковые шасси пробили верхний слой почвы, произошла их поломка, одно крыло приняло на себя нагрузку при касании почвы и деформировалось. Наступала ночь. Укрыв самолет, я отправился к ближайшему стойбищу, до которого было километров 15. Мне очень повезло – через два с половиной часа пути мне встретился вездеход с туристами из Воргашора, которым управлял Джалил Рафиев. Вытащить самолет оказалось куда сложнее. Все упиралось в неподъемные суммы, которые мне называли люди, имеющие возможность это сделать. И опять мне помог Джалил, у него был рейс на турбазу, на обратном пути мы разобрали самолет, погрузили его на крышу тягача и потихоньку вывезли через ручьи, реки и впадины. Интересно для сравнения – мое полетное время до происшествия составляло 50 минут, а обратно вездеходом мы преодолели 80 километров почти за 9 часов. - Теперь с самолетом все в порядке? - Да. Мы сделали все по правилам. Детали, которые пострадали при аварии, заказали на заводе-производителе таких аппаратов в Киеве. Они конечно дорогие, но иначе нельзя, поскольку в самолете все продумано и просчитано по авиационным правилам. Сейчас мы проводим облет самолета, чтобы проверить его поведение после сборки, и обкатку редуктора – узла, где собственно и произошла поломка. Пока летаю вблизи города, но постепенно буду увеличивать радиус полетов. - Во всех интервью местным СМИ вы не раз говорили о том, что надо развивать малую авиацию в Арктике? И как? Удается? - Что касается моих полетов в Арктике, то их можно разделить по нескольким направлениям. Во-первых, это экспедиционная деятельность. С 2013 года, когда я приобрел самолет, их было проведено несколько с участием наземной техники. Например, в прошлом году я сопровождал экспедицию, когда двое ребят на специально подготовленных джипах планировали перейти через пролив на остров Вайгач. Разведка пути с воздуха показала, что делать этого не стоит - очень рискованно. Ранее мне на своем «Северке» также удалось найти точное местонахождение потерпевшего аварию и севшего в тундре Таймыра самолета полярной авиации Douglas C-47. Он пролежал там с 1947 года и был эвакуирован только в прошлом году с помощью Русского географического общества. Из других направлений можно назвать туристическое, культурное, транспортное и другие. Полезно летать и просто для саморазвития, так как это дает новые знания и поднимает тебя на более высокий профессиональный уровень.

- Пока в этой части Арктики вы один летаете. Есть надежда, что у вас появятся последователи? - Вопрос сложный. Дело в том, что когда в 2010 году открыли небо для частных пилотов, и получать разрешение на полеты стало значительно легче, малая авиация стала развиваться буквально семимильными шагами. Я сам в 2010 пошел учиться на пилота. Здесь в Воркуте можно было бы организовать обучение летному делу местных дельтапланеристов, но, к сожалению, представители старшего поколения уже почти все разъехались, а молодежь не приняла у них эстафету. К тому же последние два года в стране идет непонятное и необъективное ужесточение правил полета для малой авиации. К нам относятся предвзято, применяют различные административные меры воздействия, что отбило желание летать и развиваться, наверное, у половины моих коллег. Неправильно, когда к сверхлегкому самолету, как мой, предъявляются требования, как к МИ-8, у которого мощнейшая радиостанция и несколько членов экипажа. Я же сам и пилот, и штурман, и радист, и бортмеханик. Плюс к этому, чтобы заниматься малой авиацией, нужно не только огромное желание, хорошее здоровье, свободное время, но и довольно много финансовых средств. Вместе с тем я уверен, что последователи будут там, где есть постоянство и регулярность. Одно дело, когда ты разок мелькнул над Арктикой, тебе поаплодировали, пожали руку, и ты уехал к себе домой в Подмосковье. На самом же деле нужно каждый день выполнять свою работу, благодаря чему люди в отдаленных поселках будут знать, что о них помнят и к ним летают. - Виктор, а где находится главная база для вашего «Северка»? - Всегда хотел, чтобы стартовой площадкой для моих полетов в Арктике была Воркута. Готовить такую площадку, как правило, приходится с нуля: надо найти подходящую взлетную полосу, поставить ангар для хранения самолета. В одиночку это сделать сложно, поэтому я очень благодарен своим друзьям, которые мне сегодня помогают летать и развиваться.

Автор статьи: Полина Петрова, фото Алексея Резниченко vorkuta-online.ru, 2017 ***Внимание! Частичное или полное копирование материалов для их публикации на других ресурсах, в социальных сетях и т.д. разрешается только с указанием прямой ссылки на сайт www.vorkuta-online.ru

Источник: www.vorkuta-online.ru
 Читайте также:
Мнение редакции интернет сайта yodda.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях.

Пользовательское соглашение   |   Контактная информация   |   Города   |   Отели
Copyright © 2014-2016 yodda.ru - региональное информационное агенство
Яндекс цитирования